Всем нам удалось убедиться – стоит болезни прокрасться в тело, как весь потрясающий мир вокруг теряет краски. Боль, слабость или невозможность жить обычной жизнью остро бьют по сложившимся устоям. Никто иной, а именно врач придет на помощь в такие нелегкие минуты – поймет причины, найдет решение, утешит добрым словом.

Каждый врач, который помнит о своем призвании – помогать людям и делает это ежедневно, уже заслуживает уважения. Сегодня же мы расскажем о некоторых эскулапах, которые сделали выдающиеся открытия и продвинули медицину вперед.

Гиппократ

У многих в сознании профессия врача ассоциируется с этой исторической личность. Гиппократ жил IV-V веке до нашей эры в Древней Греции. Он стал первым, кто объединил бытующие в те времена взгляды на медицину в одно целое и предложил теории о том, откуда берутся болезни, как они развиваются, как влияют внешние и внутренние факторы на течение болезней.

Гиппократ отмечал, что болезни могут возникать от внутренних и внешних факторов, а в зависимости от возраста варьируется наша внутренняя теплота. Звучит совершенно логично: с течением времени реакции в нашем организме замедляются, а некоторые процессы и вовсе сходят на нет.

Также уже в те времена Гиппократ обратил внимание на жидкости организма и описывал свои теории именно через них. Он совершенно не догадывался, что регуляция работы тела посредством жидкостей (кровь, лимфа, межклеточная жидкость) является эволюционно древнейшей.

Значительные достижения Гиппократ имел и в хирургии, выполняя трепанации, удаления гноя из грудной клетки, проколы живота.

Эдвард Дженнер

Этому британскому джентльмену все мы обязаны возможностью избежать многих недугов посредством вакцинации. На тот момент (средина XVIII века) огромной проблемой для европейских стран была натуральная оспа. Предпринимались многочисленные попытки найти способы ее предупреждения, однако, они были безуспешными.

Эдвард Дженнер 14 мая 1796 года впервые привил ребенка (восьмилетнего Джеймса Фиппса) содержимым пустулы, полученным от женщины, заразившейся коровьей оспой. Спустя время мальчику трижды вводили возбудителей натуральной человеческой оспы, но он не заболевал.

Хотя попытки привить детей подобным образом осуществлялись и до этого времени, именно Дженнер наиболее подробно описал свой опыт исследований. Они длились более 25 лет. Сначала его идеи не восприняли с восторгом, но позднее стало ясно – вакцинация позволит человечеству забыть о многих тяжелых недугах.

Шлейден, Шванн и Вирхов

Шлейден и Шванн были биологами, гистологами, которые одними из первых заинтересовались ролью клетки в живых организмах.

Немецкий ученый Рудольф Людвиг Карл Вирхов сделал немало открытий в области гистологии и патологической анатомии – описал суть многих патологических процессов, например, тромбоза, эмболии, возникновения образований. Он изучал слизистые оболочки, соединения между костями черепа, особенности рас.

Этому «золотому трио» в разное время удалось сформулировать клеточную теорию, которая смогла объяснить основы нашего бытия на микроскопическом уровне.

Изначально Шлейден и Шванн выяснили, что клетка является элементарной единицей всего живого, у всех клеток схожие принципы размножения, а жизнь многоклеточного организма сводится к сумме жизней его клеток. Вирхов же, названный позднее «отцом клеточной теории» сделал важнейшее замечание: «клетка происходит от другой клетки».

Клеточная теория объяснила многие закономерности существования организмов, пролила свет на размножение, метаболизм в организмах, а также дала зеленый свет изучению патологии на клеточном уровне.

Александр Флеминг

Вероятно, многие знают легенду о том, как, Александр Флеминг, британский микробиолог, якобы забыл суп в своей лаборатории и немало удивился, почему тот не пропал за несколько дней. Изучив содержимое тарелки, он обнаружил там грибы. Тогда ученый подумал, что грибы выделяют нечто, препятствующее росту бактерий брожения.

Правда это или вымысел – не имеет значения. Именно таким образом был получен первый в истории антибиотик – пенициллин.

Величайшее открытие, которое позволило сотням тысяч людей выжить при тяжелейших бактериальных инфекциях, в то же время стало смертельным оружием. Обилие антибиотических препаратов разной силы действия, а также нерациональное использование подобных средств привели к тому, что многие бактерии стали устойчивы практически ко всем препаратам. Ярчайший пример тому — метициллин-резистентный золотистый стафилококк.

Медицина — это любовь, иначе она ничего не стоит.

Поль де Крюи